Максим (Попов), преподобномученик

Преподобномученик иеромонах Максим (в миру - Мефодий Григорьевич Попов), родился в зажиточной крестьянской семье, которая издавна славилась крепкой верой в Бога. Его отец был попечителем церкви села Большой Сурмет в Самарской губернии. В его доме строго соблюдали все посты, христианские праздники, говели и причащались, ходили в храм и молились дома. Монашескую стезю избрали четверо из пяти его детей. Мефодий Григорьевич в начале 1900-х годов венчался и в глубоко православном духе устроил свою семейную жизнь. В революцию у семьи Поповых забрали все имущество. Весной 1922 года от голода и тифа скончалась жена Мефодия Григорьевича, сам он чудом остался жив. После смерти жены он решил принять постриг, что и состоялось в 1926 году. В монашестве он получил имя Максим. Три года иеромонах Максим служил в Сергиевском женском монастыре в Башкирии. Вскоре власти закрыли монастырь и организовали в нем колонию для беспризорных. Отец Максим остался жить при монастырском храме с двумя своими детьми и несколькими монахинями. Однажды ночью колонисты разбили окно в алтаре и разграбили его. Вскоре храм был закрыт. Иеромонах Максим стал служить приходским священником в церкви Илии Пророка в селе Рябаш в Башкирии. Постоянного жилья у отца Максима с детьми не было: они переходили из дома в дом, живя у верующих крестьян. Отец Максим был поистине добрым пастырем для своей паствы, берег вверенное ему стадо от безбожия, от развращения власти, беззаветно отдавал все свои духовные силы и таланты, дарованные Господом, для служения Церкви. В 1931 году его арестовали. Прихожане не побоялись подписать прошение в ОГПУ об освобождении своего пастыря, но его не отпустили и приговорили к 5 годам ссылки на Север. В 1934 году иеромонах Максим (Попов) скончался в заключении в Архангельской области. Весной, во время разлива Северной Двины, лагерь, где содержался отец Максим, затопило. Многие заключенные погибли, отец Максим заболел воспалением легких. Власти разрешили забрать умирающего домой, но ехать за ним было некому и не на что. Умирающего батюшку отдали жителю деревни Наволоки по фамилии Маслов. Он по-христиански похоронил преподобномученика.