Роман Хабибуллин, прот. Проблемы, которые ставит перед нами введение преподавания в школах комплексного курса «Основы религиозных культур и светской этики»

Выступление руководителя ОРОиК Уфимской епархии протоиерея Романа Хабибуллина перед слушателями курсов повышения квалификации педагогов – преподавателей ОРКиСЭ  Гафурийского района в пос. Красноусольский.

Присутствие здесь на курсах повышения квалификации педагогов – преподавателей предметов курса «Основы религиозных культур и светской этики» (ОРКиСЭ) представителей Уфимской епархии в нашем лице обусловлено заключением соглашения о сотрудничестве между Министерством образования РБ и Уфимской епархией РПЦ (МП), подписанным 29 декабря 2012 года министром образования Гаязовым А. С. и митрополитом Никоном. В рамках этого соглашения предусмотрено участие представителей епархии в подготовке преподавателей курса ОРКиСЭ, в частности предметного модуля «Основы православной культуры» (ОПК). Опыт преподавания ОПК  у РПЦ значительный. Еще с 90-x годов в 19 регионах Российской Федерации в качестве регионального компонента преподавался предмет ОПК. В 2009 г. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II и лидеры традиционных религий России выступили с инициативой перед Президентом Медведевым Д. Е. - «способствовать включению по выбору родителей учащихся общеобразовательных школ курса истории и культуры традиционных религий: православия, ислама, буддизма и иудаизма в качестве базовой учебной дисциплины». Эта инициатива была поддержана Президентом. Далее вы знаете, что был Указ Президента, апробация курса ОРКиСЭ в 23 регионах РФ, подведение итогов апробации и введение ОРКиСЭ в качестве обязательного курса в школах РФ. И, наконец, заключение упомянутого соглашения, и вот представители Уфимской епархии перед вами.

Введение ОРКиСЭ является средством воспитания гражданина РФ – «высоконравственной, творческой, компетентной личности, принимающей судьбу Отечества как свою личную, осознающей ответственность за настоящее и будущее своей страны, укорененной в духовных и культурных традициях российского народа». Так, как это изложено в  «Концепции духовно-нравственного образования и воспитания гражданина РФ» - базовом документе Федерального государственного образовательного стандарта (ФГОС). Понятно, что если бы нравственное состояние народа не пребывало бы в удручающем состоянии, то и введение этого курса, и «Концепции духовно-нравственного образования и воспитания гражданина РФ» не потребовалось.

И именно падением нравственности в российском обществе объясняется болезненная реакция некоторой его части на введение курса, дезинформация общества  о результатах апробации курса, случаи не предоставления родителям полной информации о содержании курса, лишения родителей права самостоятельного выбора предметного модуля. Несмотря на итоги апробации курса ОРКиСЭ, муссируется мнение о нежелательности преподавания Основ конфессиональных культур (Основ православной, исламской и прочих культур) в качестве теоретической базы нравственного воспитания из опасения, что это может привести к разделению детей по конфессиональному признаку. Периодически проходит дезинформация общества о том, что в рамках преподавания конфессиональных модулей якобы осуществляется религиозное образование  и воспитание. В то время как эти модули являются лишь культурологическими.

Чего стоит неизвестно кем заказанное социологическое исследование «Левада - центру» и последующее заявление в прессе о том, что «Россияне высказались против преподавания религии в школах», что только 22% россиян согласны с тем, чтобы с их детьми в школах занимались религиозным образованием и воспитанием. И вот уже после подачи этой информации газетой «Известия» наша башкирская телепередача «Пятый угол» организовала теле - диспут на эту тему, во время которого ведущий настойчиво пытался поставить проблему религиозного образования в школах. Чего и в помине нет! Фактически зрителям невольно предлагалось мнение, что курс ОРКиСЭ может чуть не повредить детям! Вместо того, чтобы разъяснять обществу необходимость и важность курса ОРКиСЭ СМИ иногда пытаются найти в нем что ни будь скандальное.

Фактически происходит попытка выставить религиозную культуру в качестве угрозы нравственности (в смысле социального мира, терпимости, взаимного уважения) детей и общества, представить ее силой разделяющей общество. Это при том, что именно религиозные организации были инициаторами введения курса!

И в то же время, все это показывает то, что курс был введен правильно, раз против него идет такая информационная и организационная борьба. И это неизбежно, т.к., курс восстанавливает в сознании детей те ценности, без который невозможно полноценное воспроизводство российского народа, и против который целенаправленно работала идеология нравственного релятивизма и либерализма. Эти ценности: патриотизм, гражданственность, семья, традиционные российские религии…

К сожалению, влияние нравственного релятивизма сказалось и на содержании учебника по Светской этики (СЭ). Например, там пишется, что: «Моральные нормы (правила) нигде не записаны... Моральные нормы не имеют документального оформления, т.е. нет единого свода (списка) моральных норм... Все люди вносят свой посильный вклад в поддержание морали и в моральное воспитание» (с. 10-11, урок 4 «Особенности морали». Основы светской этики. 4-5 классы: учебное пособие для общеобразовательных учреждений» (М.: Просвещение, 2010)». Удивительно, что авторы Пособия не знают, что во многих древних и средневековых письменных источниках, а также в многочисленных современных печатных изданиях закреплены многие моральные нормы. Или, например, в уроке 11,«Моральный долг» читаем: «Этические нормы всегда нечто новое в сравнении с предыдущей эпохой». К нашему мало сказать недоумению, ужасу мы обнаружили в интернете в методических рекомендациях к учебному курсу СЭ, составленных Мацыяка Е. В., такое продолжение приведенной фразы: « В наше время с трудом внедряется в общественное сознание терпимость к сексуальным меньшинствам и однополым бракам»!  

Мировоззренческая установка на нравственный релятивизм, доминирование стереотипа о том, что каждый индивидуум самостоятельно определяет содержание понятий «добро» и «зло», их пределы, границы между ними, без учета общественных интересов и традиционных нравственных ценностей, привело к резкому обесцениванию общественной нравственности и ценности человеческой жизни в нашей стране. Эта мировоззренческая установка является одной из главных причин известных всем кризисных явлений (разгул преступности, огромные количественные показатели ежегодно производимых абортов, брошенных детей, катастрофически высокие уровни наркомании и алкоголизма и т.д.).

Провокационно звучит и задание, предложенное детям: «Подумайте и обсудите с родителями или друзьями, нужны ли в обществе специальные «смотрители за моралью»» (с. 11, урок 4 «Особенности морали»).

Авторы Пособия пропагандируют «разумный эгоизм». В уроке №13 дети должны познакомиться с теорией разумного эгоизма, который якобы существенно отличается от просто эгоизма. Можно ли себе представить, чтобы одной из целей государственной образовательной политики было провозглашено формирование у школьников «разумного эгоизма»?

В то же время предметы «Основы мировых религиозных культур» и Основы православных, исламских и иных религиозных культур указывают основание нравственного поведения, как в жизни своего малого народа, так и народов РФ. В качестве нравственного идеала в них предлагается не спортсмены, космонавты, былинные герои и т.п. (как в предмете СЭ), а Сам Бог, основатели религий, святые, выдающиеся государственные деятели.

Не нашли в пособии по Светской этики своего отражения такие понятия как: совесть, раскаяние, почтение к родителям, прощение, любовь к ближнему, целомудрие, скромность, трудолюбие, терпеливое перенесение скорбей, кротость. Там говорится о дружбе, но ничего не говорится о существовании врагов и отношении к ним.  В тоже время детям не помешает знать, где зло, чтобы сформировать по отношению к нему отчетливую нравственную позицию. Если по-евангельски, то для того, чтобы побеждать его добром, и где его враги, чтобы относиться к ним нравственно, т.е., хотя и строго, но и великодушно, то есть любить их.

Например, московский протоиерей Дмитрий Смирнов на очередном ток-шоу к ужасу присутствующих совершенно спокойно называет либералов врагами. У его оппонентов возникают определенные ассоциации со словом «враг» - аресты, лагеря, а батюшка, произнося слово «враг», имел в виду евангельский призыв «любви к врагам».

Основы православной, исламской и других культур послужат не разделению детей и общества, а, напротив, объединению его, но уже не как «Иванов, не помнящих родства», а людей, укорененных в своих духовных и религиозных традициях, и именно в них обретающих силу быть почтительными к старшим и заботливым к младшим, уважительным к представителям других религий, знающих цену милосердию и состраданию, совестливых, ценящих скромность и целомудрие, умеющих терпеливо и стойко переносить скорби. Это будет объединение не под давлением внешней силы, законов, а по внутреннему убеждению.

Аргумент, что преподавание детям разных предметов будет чревато возникновением неприязненных отношений и рознью на религиозной почве обнаруживает полное незнание нравственного учения этих религий.  И даже не религий, а просто содержания учебников по Основам конфессиональных культур. Сама же религия, за редким исключением в виде ересей,  не является причиной возникновения розни, конфликтов или войны. Политические и экономические интересы – вот подлинная причина конфликтов и войн. Религиозные настроения лишь используются политиками в своих целях. Религия не может стремиться к конфликтам и войне, потому что буря и смятение ими порождаемые, приносят разрушение самой религии и вере.  Как писал еще Эразм Ротердамский: «Если святотатство и пренебрежение к религии являются источником всех зол, то буря войны ниспровергает и религию, и веру».

Подлинная религия, истинные религиозные ценности служат духовной основой милосердия, мира и согласия. Достаточно вспомнить слова Иисуса Христа: «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного», или – «Добром побеждайте зло», чтобы отвергнуть все возможные упреки в адрес христианства.

Подлинная же причина розни не религия, а наши страсти: гордыня, самопревозношение, осуждение, неумение прощать, неуступчивость и проч. Есть ли в курсе СЭ указания на то, как люди преодолевали  в себе эти страсти? Нет. В то время как религия являет и хранит богатейший опыт повседневного труда по преодолению в себе этих страстей. Кто как не религия формирует отношение к своей и чужой жизни как к священному дару? 

В тоже время, незнание основ своей традиционной религиозной культуры, карикатурное представление о своей родной религии, сформированное в годы атеистической пропаганды, делает молодежь легкой добычей сектантов. К примеру, в РБ недавно начитывалось несколько ваххабитских центров, целый район мог  подпасть под влияние ваххабитской пропаганды. Представителям государства и мусульманских духовных центров приходилось  разъезжать по таким районам с разъяснительными лекциям и призывами вернуться к традиционному исламу.

Религии надо не опасаться, а напротив, возвращать ей статус миротворческой  силы, источника и основы нравственной поведения. Что может, например, сравниться по силе воздействия на умы детей в качестве примера религиозного согласия и терпимости как не одновременное присутствие двух представителей религиозных конфессий – православия и ислама – на уроке в школе. А такая возможность, согласно программе ОРКиСЭ, у педагога есть. 

Конечно, введение курса ОРКиСЭ поставило перед педагогами, обществом, родителями и религиозными конфессиями новые и не простые задачи организационного, методического, финансового, кадрового характера. Но мы должны помнить о том, что нравственное воспитание заключается не только в предоставлении детям определенного объема информации. Сама информация не в силах активизировать эмоционально-волевую сферу личности ребенка. Побудить ребенка, да и взрослого тоже, к нравственной деятельности в силах только личный пример. Т.е., взрослые сами должны стремиться соответствовать тем нравственным идеалам, о которых они говорят детям. Хотя бы обнаруживать стремление, поскольку вряд ли  кто осмелится заявить о том, что он им соответствует. Нравственная жизнь начинается с того, что человек осознает себя безнравственным и признает необходимость соответствовать нравственным идеалам. Именно такое неравнодушное, заинтересованное отношение к курсу, к вопросам, которые в нем затрагиваются,  мы с вами должны передать нашим детям.