Никон (Васюков), митр. Роль православного духовно-нравственного идеала в жизни России. Святой преподобный Сергий Радонежский

Доклад на Пленарном заседании III церковно-общественного форума "Табынские чтения" (г.Уфа, 29.10.2013)

Уважаемые члены президиума, Вячеслав Петрович, гости и участники Чтений, дорогие отцы, братья и сестры!

700- летие со дня рождения преподобного Сергия Радонежского и связанные с этим великим русским святым праздничные мероприятия, которые будут проходить на государственном уровне в следующем году, дадут возможность кому-то впервые познакомиться с высотой его святой жизни и с тем влиянием, которое имела его личность  не только на современников, но и на весь ход русской истории. А всем, кто давно чтит преподобного, это даст возможность  еще раз осознать значение и роль личной нравственности в жизни общества и на его исторических путях.

Тема роли личности в истории человечества раскрывается во всей полноте всем содержанием  Священного Писания – Библии. В дохристианскую эпоху в теле отпавшего от своего Творца человечества его лучшие представители представляли собой как бы оживляющий его духовный нерв, дающий ему шанс на спасение от окончательной  духовной и физической гибели. Эти люди вошли в родословие Иисуса Христа, насчитывающее 42 рода. Благодаря их вере и духовным подвигам, доблестям и добродетелям сохранялась и передавалась от человека к человеку, из поколения в поколение живая нить Предания, образ веры и праведности. В свою очередь их духовный подвиг увенчался явлением в мир Пречистой Девы Марии - человека, совершенней, чище, святее которого не было никогда и никогда более не будет.  И именно Пречистая Дева Мария личным подвигом веры послужила делу спасения рода человеческого, приняв Благовестие Архангела и родив Бога и Человека Иисуса Христа.

Воплощение и вочеловечивание Бога изменило духовное основание и нравственное содержание земной жизни человечества. Отныне Бог из внешнего человеку объекта, из действующей на него извне силы,  стал подобным человекy во всем, кроме греха, стал его внутренней реальностью, благодатной жизнью разворачивающейся в нем. Как сказал в 4 веке святитель «Афанасий Великий: «Бог стал человеком для того, чтобы человек стал богом».

Последовавшее нравственное преображение человечества стало возможным для человека еще и потому, что образ совершенной праведности, нравственного идеала  был дан ему в земной жизни Иисуса Христа.  А силы этот идеал воспринять и воплощать уже в своей жизни были дарованы человеку Третьим Лицом Божественной Троицы – Святым Духом. «Кто жаждет, иди ко Мне и пей. Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой». (Иоанна 7:37-38).

Основными чертами явленного Иисусом Христом идеала стали  Его Высочайшая нравственная свобода (прежде всего это - свобода от греха) и Совершенная любовь.  Христос неоднократно указывает в Своей земной жизни на необходимость и возможность этой  новой, безусловной евангельской праведности и на ее отличие от обычной для того времени – языческой и фарисейской: «Ибо, говорю вам, если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное…Вы слышали, что сказано древним: не убивай, кто же убьет, подлежит суду. А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду». (Мф. 6. 20-22).

Все Евангелие – это призыв к совершенству: «Итак, будьте совершенны, как совершен Отец ваш небесный». (Мф. 5. 48). Польский литератор Феликс Хвалибуг образно выразил это в словах: «Христианская нравственность скроена на вырост». И с огорчением добавил: «К сожалению, человечество перестало расти».

Действительно, евангельский призыв к совершенству подразумевает повседневный труд над собой. И каждый новый день требует от нас все новых усилий. Известный московский пастырь прошлого века протоиерей Константин Ровинский писал: «Каждый день, просыпаясь, я должен решать кем я, с Божией помощью, сегодня хочу быть? Доброй ли почвой, или каменистой?».

Пренебрежение постоянным принуждением самого себя к соответствию евангельскому идеалу, к нравственной жизни  чревато сужением поля религиозной жизни только до законнического исполнения внешних предписаний. А забвение заповеди нравственного совершенства – низведением роли религии до исполнительницы идеологических функций. Здесь надо отметить, что разница между религией и идеологией в том, что цель, сущность религии – привести человека к Богу, чтобы человек, встретив Бога, пришел бы в себя для того, чтобы далее с Божией помощью стать богом по благодати, обожиться. А цель и сущность идеологии - в том, чтобы подчинить себе без остатка человека, для того, чтобы человек стал исполнителем и слугой идеологии.

Конечно, надо отметить и то, что религия не сводится и к морали. В вопросе о соотношении религии и морали религия может быть уподоблена корню растения, а нравственность — стволу и ветвям. Как корень может оставаться живым только в том случае, если из него растут ствол и ветви; так и религия может быть здоровой лишь в том случае, если она постоянно проявляется в нравственной деятельности, в этой деятельности развивается и укрепляется. Взаимосвязь религии и нравственности проявляется и в том, что слабая и поврежденная вера не дает человеку устоять в нравственном подвиге, в борьбе с грехами и часто приводит к повреждению в области нравственной жизни.  По поводу веры, не имеющей нравственного содержания, писал еще апостол Иаков: «Ты имеешь веру, а я имею дела: покажи мне веру твою без дел твоих, а я покажу тебе веру мою из дел моих. Ты веруешь, что Бог един: хорошо делаешь; и бесы веруют, и трепещут». (Иак. 2, 17–19).

Нравственное неблагополучие лишь внешне религиозных обществ неизбежно приводило к взаимному ожесточению людей, а это, в свою очередь – к общественно - политическим потрясениям, крушению национального самосознания и прочим бедам. В этом отношении по мнению Святейшего патриарха Московского и всея Руси Кирилла «наша отечественная история» - « как никакая другая, учит наш народ тому, что суд Божий происходит не только в вечности — он происходит и в истории».

Примером здесь может  быть 13 век, когда нарастание  междоусобиц, порожденных стремлением князей укрепить и расширить свои владения, порой за счет своих собратьев - соседей привело к ослаблению русских земель и стало одним из факторов национальной катастрофы,  вызванной  монгольским  нашествием. 

В начале 17 века борьба боярских группировок за власть  вновь поставила страну на грань катастрофы. Это сопровождалось пренебрежением к требованиям христианской морали, что в свою очередь породило Смуту - глубокий духовный, экономический, социальный, и внешнеполитический кризис в России.

По слову Патриарха Кирилла и Великая Отечественная война была попущена нашему Отечеству «за страшный грех богоотступничества всего народа, за попрание святынь, за кощунство и издевательство над Церковью».

«Но наказание Божие», - продолжает Святейший, «это не проявление некоего деспотизма и жестокости, о чем нередко рассуждают неверующие, тем самым подтверждая факт Божьего бытия. Наказание Божие — это явление Божьей правды, это явление Божественной справедливости». Последнее впрочем, является орудием Божественной любви, желающей человеку спасения от власти греха и вечной муки  и обретения жизни вечной.

Поэтому когда милость Божия находила в роде человеческом святых праведников, которые самим фактом своего существования свидетельствовали о возможности исправления того или иного народа, гнев Божий переменялся на милость. Народу еще раз давался шанс победить взаимную злобу, преодолеть  государственную и нравственную разруху. Наступали  периоды чрезвычайно высокого нравственного подъема, хотя и не всегда значительного количественно, т.е. по числу людей, но всегда - качественно, т.е. по святости. Такими были XVи отчасти XVI века в России, характеризующиеся проснувшимся национальным самосознанием соборного типа, пробужденным трудами преподобного Сергия и его учеников.

В числе тех, ради святости и молитв которых Бог спасал наше Отечество были люди высокого общественного и церковного положения, были и рядовые монашествующие и миряне. Это -  равноапостольный  князь Владимир, благоверный князь Александр Невский, благоверные  князья  Даниил Московский и Дмитрий Донские, священномученник  патриарх Ермоген, святой праведный воин (адмирал) Федор Ушаков, страстотерпец  Николай II со своим семейством. Это монашествующие  - Московские святители,  преподобные Сергий Радонежский, Серафим Саровский, Оптинские, Киево-печерские, Псково-печерские  старцы. Это -  лишь малая часть тех, свет жизни которых просиял на всех просторах нашего Отечества. Но еще есть те, кто почитается на местах, например, наши Уфимские святые – священномученники Уфимский епископ Симон Шлеев, уфимский протоиерей Евграф Еварестов. Потомки последнего до сих пор трудятся в Уфе на поприще музыкального искусства. Это – любимый всеми преподобный архимандрит Моисей Уфимский, блаженная Варвара Скворчихинская (бывшая учительницей), праведная Зосимия Еннатская…

Сегодня же мы говорим о том особом значении в истории и в настоящем нашего Отечества, которое имеет личность преподобного Сергия Радонежского, святого 14 века. Патриарх Московский и всея Руси Алексий II говорил о преподобном так: «Среди сонма русских святых, предстоящих престолу Всевышнего особым светом сияет преподобный Сергий — великий Игумен  Русской земли… Преподобный стяжал глубокое смирение и сам стал храмом Святой Троицы, приняв свыше Божественную благодать, которая привлекала к нему людей, покоряла врагов, собирала вокруг него Русь».

По словам современника, преподобный Сергий «тихими и кроткими словами» мог действовать на самые загрубелые и ожесточённые сердца. Он очень часто примирял враждующих между собой князей, уговаривая их подчиняться великому князю московскому.  Благодаря этому ко времени Куликовской битвы почти все русские князья признали главенство Дмитрия Иоанновича. Последний в сопровождении князей, бояр и воевод поехал к святому, чтобы получить от него благословение. Благословляя князя, преподобный Сергий предрёк ему победу и спасение от смерти и, согласно «Сказанию о Мамаевом побоище», отправил с ним двух иноков княжеского рода, хорошо владеющих оружием Пересвета и Ослябю.

Надеюсь, уважаемые участники Чтений смогут  более подробно познакомиться с жизненным подвигом  великого святого и понять причины того глубокого почитания, которым окружено имя преподобного вот уже более 600 лет.

На его примере особенно ярко проявилась роль святых подвижников  в жизни и судьбах русского народа. Выдающийся русский историк Василий Осипович  Ключевский писал:  «При имени преподобного Сергия народ вспоминает свое нравственное возрождение, сделавшее возможным и возрождение политическое, и затверживает правило, что политическая крепость прочна только тогда, когда держится на силе нравственной…  Примером своей жизни, высотой своего духа преподобный Сергий поднял упавший дух русского народа, пробудил в нем доверие к себе, к своим силам, вдохнул веру в свое будущее».

В наше тревожное столетие, когда революции, войны - гражданские и мировые - сменяют друг друга, когда общественно – политические устройства приходят на смену одно другому в кратчайшие исторические сроки, когда все это с неизбежностью порождает еще больший упадок общественной и личной нравственности именно личность преподобного Сергия Радонежского становится очень важна для российского общества.

Наш с вами современник пишет: «Небесное предстательство преподобного Сергия являлось всегда, когда наше Отечество было в опасности, на краю гибели. Куликовская битва, освобождение Москвы от польских захватчиков, выдворение наполеоновских и фашистких орд – во все смутные времена по молитвам преподобного происходило духовное собирание сил и победа нравственного начала, предваряющие победы русского воинства на поле брани».

Российский писатель Валентин Распутин писал: «При нравственной разрухе народ ближе всего к своей гибели, в нем точно надламывается спинной хребет и теряется опорный  остов. Исцеление в таких случаях подобно чуду, в котором участвуют земные и небесные силы… Такие светоносные явления, как Сергий Радонежский … вызываются необходимостью спасительных переходов через духовное бездорожье всех времен … через предстоящие потоки лжи и грязи на противоположный берег, где, установясь на твердую почву, русский человек сможет опять обрести себя в праведных трудах».

Его смирению и кротости покорялись и дикие звери и гордые князья, его благословение избавляло от смерти и даровало победу на поле боя, он благотворил всем людям, независимо от их общественного положения, его забота и любовь распространялись на каждого человека в частности и на все наше Отечество. 

Ключевский писал о том, что дело, поднятое преподобным Сергием  «по своему значению так далеко выходило за пределы своего века, своим благотворным воздействием так глубоко захватило жизнь дальнейших поколений», что из исторического деятеля он превратился «в народную идею, а самое дело его из исторического факта стало практической заповедью, заветом, тем, что мы привыкли называть идеалом».

Действительно, личность преподобного убедительно раскрывает нам то значение, какое имеет для общества воплощение нравственного идеала в конкретном образе.  Ведь по сравнению с теоретическими доводами личный пример по причине своей эмоциональной окрашенности, по силе своего воздействия на эмоционально-волевую сферу души человека обладает несравнимо большей силой.

Однако, для того, чтобы идеал был замечен окружающими людьми и смог увлечь их силой личного примера, потребность в идеале должна быть сформирована. Как раз этот вопрос  поднят на наших Чтениях – как сформировать у личности и общества в целом потребность в нравственном идеале.

Возвращаясь к теме святости надо отметить, что можно много дискутировать по поводу содержания и истинности понятия идеал или духовно-нравственный идеал в контексте того, или иного мировоззрения. Но есть более быстрый и верный способ убедиться в истинности и плодотворности той или иной системы морали. Христос говорит нам: «По плодам их узнаете их». (Мф. 7. 20). Соответственно, та или иная система ценностей, мораль, претендующая на руководство в жизни людей, просто должна «плодоносить» конкретными примерами преображающего действия на нрав и поведение людей, иметь образцы воплощения их в жизнь. Поэтому и сравнивать надо не теоретические аргументы, а примеры их воплощения в жизнь. Впрочем, они говорят сами за себя, не нуждаясь в сравнении.

Со своей стороны русское православие явило миру свой плод – сонм русских святых.  Русских не по национальной принадлежности, а по принадлежности к русскому православию. Высота жизни святых непререкаема, нравственное достоинство – высочайшей пробы.

Они, в свою очередь представляют собой не только примеры так сказать «реализации  в жизнь» тех или иных постулатов или истин.  Их святость произросла не на сухих полях книжных страниц и не в безжизненной атмосфере философских абстракций. Святые – живые плодоносящие побеги на лозе по имени Христос, Который Сам и говорит об этом: «"Я есмь лоза, а вы ветви; кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего».  (Ин. 15.5-8). Следовательно, православная святость стала возможна только потому, что ее корнями, почвой, пищей и образцом стал Христос. Все мы имеем перед собой образ Подвигоположника Христа, Который являет нам личный пример высочайшей нравственной свободы и совершенной любви, и Который посылает нам силу этот пример воспринять и устремиться к совершенству. Апостол Павел, говорит нам о роли святых так:  «Посему и мы, имея вокруг себя такое облако свидетелей, свергнем с себя всякое бремя и запинающий нас грех и с терпением будем проходить предлежащее нам поприще, взирая на начальника и совершителя веры Иисуса». (Евр. 12:1-13).

В других странах, в других культурах  так же есть достойнейшие люди, но наша культура, наша история, созидались на духовном фундаменте православия. Всеми своими лучшими качествами мы обязаны православию. Приняв Крещение весь русский народ, как некий могучий великан покорился Христу и принял усыновление Божией Матери, приобретя от такой покорности доброту и великодушие, неистощимое терпение, щедрость души. Недаром глава и идеолог русских славянофилов Константин Аксаков сравнивал русский народ с Ильей Муромцем, усматривая в нем  «полное и великое сочетание силы духовной и телесной», «благость, кротость, высоту духа».

Православие стало душой русского народа. В свете нравственного идеала православия, явленного в земной жизни Спасителя, а именно безусловной и самоотверженной любви, даже ценой своей жизни побеждающей злобу и рознь мира, нам становится понятны милосердие и кроткий нрав, как души святого, так и выдающихся людей в истории нашего Отечества.

Становится близко и понятно то, почему равноапостольный князь Владимир прощает и отпускает заговорщика Святополка Окаянного, зная при этом о его коварстве. Почему святые благоверные князья Борис и Глеб не противятся убийственной злобе своего старшего брата. Почему святой князь Андрей Боголюбский не только не удаляет от себя свою жену Иулиту - возможную мстительницу за своего отца, убитого Юрием Долгоруким, но и приближает к себе ее братьев, которые вместе с ней и мстят, убивая князя.

Все они поступали так, стремясь исполнить заповедь Христову о любви к врагам.

Понятен становится и нрав царей:  Федора Иоанновича «Блаженного», Алексия Михайловича «Тишайшего», последнего Российского императора Николая II, императрицы Александры и их детей. Все они возлюбили Христову кротость, доброту и любовь.

А как, если не в свете евангельского нравственного идеала можно понять  сердцем русскую культуру? Понять Достоевского, стихи Пушкина, Лермонтова, творчество Гоголя, Аксакова…  Человек без знания православной духовности и нравственности скользит по поверхности литературных текстов, оказывается безсилен  понять всю глубину затронутых в них нравственных проблем. 

Лучшие произведения русской культуры в целом являются плодом размышления их авторов над Евангелием. Именно это по праву стяжало ей звание великой.

Поэтому забвение обществом нравственных идеалов православия, утрата ключей к их пониманию может стать утратой для нашего народа его культурной и духовной идентичности. И тогда он, как народ - наследник великих традиций и духовной силы, может перестать существовать. Он может еще продолжить свое историческое существования, но уже не как суверенный, уникальный русский народ, а как один из субъектов некоего нового глобального мира. В этом мире он станет один из коллективных субъектов, которые  способны только к потреблению.  Но он уже не будет иметь этой удивительной души, широта и сила которой стали в свое время ее неотъемлемыми свойствами.

Духовная и физическая сила, непобедимость, великодушие и щедрость, стойкость перед лицом испытаний, великая культура - все станет невозможным, если наше общество забудет пути к их духовным источникам.

По этой причине Церковь видит залог будущего России в пробуждении народа от духовного сна и исцеления от нравственной слепоты, которые стали как причиной, так и следствием тех потрясений, которое испытало наше Отечество за последний век.

Это пробуждение может начаться в каждом из нас через стремление конкретно и осязаемо понять роль своей личности в жизни близких нам людей. И если мы будем честны перед самими собой, перед своей совестью, то наша роль и ответственность за них, бывшие до этого отвлеченными понятиями, смогут раскрыться в нашем сердце нравственной болью за собственную беспечность и за последствия этой беспечности. Личность не может переживать свою роль в жизни общества иначе, чем как болея сердцем за близких, общество, народ и Отечество. Эта нравственная боль исцеляет человека от духовного оцепенения и нравственного нечувствия. Она же дает нам понимание подвига святых по той причине, что это единственное переживание и чувство, которые сближают нас с ними. 

Эта же нравственная боль за народ и Отечество сможет сблизить сердца всех россиян вне зависимости от их национальной, культурной и религиозной принадлежности, людей разных мировоззрений. Сблизить, чтобы мы вместе, наследуя наше историческое культурное богатство, достойно «проходили свое земное поприще», преумножая славу России во славу Божию.

Всем участникам Чтений желаю плодотворной работы на секционных заседаниях, интересных встреч и продуктивного общения.

Спасибо за внимание.