Мне довелось отдаленно почувствовать, что такое апостольcкое служение

Как просто, на первый взгляд, звучат слова Спасителя: «Идите, научите все народы…» (Мф.28,19), — но мы понимаем, что это далеко не просто. Эти слова Господа были обращены к Его ученикам, апостолам.  Они должны были нести в мир Евангельскую Истину людям иной культуры и религии, другого менталитета. Перед современными апостолами, или проповедниками, лежит немного другая задача: проповедовать в основном среди своего народа, среди людей одной культуры, среди соотечественников. Но и эта задача не так легка, как может показаться. Мы живем в то время, когда Святая Церковь только начинает крепнуть после гонений, воцерковленных людей еще очень мало, наш народ духовно не просвещен, особенно на селе.

Духовенство при храмах в основном имеет дело с уже верующими людьми и, как правило, совершает эту деятельность в Церковной ограде. А вот оказавшись в иных условиях, например, в армии среди военнослужащих пастырь начинает испытывать серьезные трудности. Во-первых, не всегда здесь встречаются православные или хотя бы верующие, может, например, повстречаться атеист или еще хуже того — сектант, и тогда  батюшка должен быть не только проповедником, но и апологетом. Во-вторых, все слова проповедника воспринимаются очень взвешенно, и нельзя допустить ошибки или неточности, тем более что у священника в походных условиях явный дефицит литературы. Следующий важный момент - личная жизнь и даже элементарное бытовое поведение, которое здесь как на ладони. Все это требует от священнослужителя серьезных усилий. Одно необдуманное слово или поступок священника могут привести к обратному эффекту, к разочарованию. И без серьезной базы и профессионального опыта военному священнику будет очень трудно достойно осуществлять свое служение в армии. Именно поэтому Синодальный отдел по взаимодействию с вооруженными силами Русской Православной Церкви организовывает  ежегодные сборы военного духовенства, где батюшки обмениваются идеями и опытом служения в военных коллективах, учатся  друг у друга новым наработкам.

Я служил срочную службу солдатом с 1986 по 1988 гг. и поэтому, когда архиепископ Уфимский и Стерлитамакский Никон посылал меня на военные учения, которые проходили с августа по сентябрь сего года включительно, я не сомневался, что  справлюсь. Было, конечно, опасение за свое  здоровье, ведь мне уже не 18 лет. В общем, здоровый оптимизм у меня присутствовал. Задачу передо мной определил заведующий сектором по сухопутным войскам игумен Савва (Молчанов). Нужно было прибыть в Пермский край на место формирования самоходно-артиллерийского полка,  в процессе учений и переброски моего подразделения по железной дороге на полигон неотступно быть среди военнослужащих, совершать богослужения и проводить беседы.

Командир полка подполковник Олег Александрович Клебан принял меня с уважением, за что ему огромное спасибо, и выделил под православный храм палатку, а необходимую утварь для совершения богослужений я привез с собой. Непросто складывались отношения с другими офицерами и солдатами, но все же складывались. Да и чего я мог ждать? Ведь я был им совсем чужой. А особенность этих учений заключалась в том, что подразделения формировались или развертывались из состава резервистов,  или как их в шутку называют «партизан». На весь полк, а это примерно 1000 человек, было 5-6 кадровых офицеров. Остальные призваны на время учений в основном из нашей многонациональной Башкирии. Возраст резервистов от 25 до 60 лет. Понятно, что все они оставили дома, семьи, работу и без особого энтузиазма прибыли в армию, где им пришлось очень нелегко. Надо было вспомнить устав, перейти на солдатский рацион питания, отремонтировать боевую технику и своим ходом проследовать на полигон, где всех ждали масштабные маневры. Непросто, да тут еще этот батюшка со своими проповедями «лезет».

После того как я поставил храм и разложил библиотеку, началась обычная приходская жизнь: крещения, молебны, богослужения. Вот только приходили ко мне единицы, а остальная масса людей проходила мимо храма. Я подумал: «Так я все учения комфортно проведу. Неужели я прибыл сюда, чтобы в палатке отсидеться?» Надо было что-то делать. Решил взять святую воду и вечером пройти по лагерю, окропляя желающих. Никто меня не ждал, да и не хотелось этого делать торжественно перед строем, через приказ командира. Иду. Подхожу к первой группе солдат, которая мирно курит и оживленно беседует у палатки:

 — Кого покропить? — спросил я. Все стоящие напряглись, кто-то стал подшучивать, кто-то —  рассеяно смотреть в никуда. Желающих пока не находилось. Подхожу к одному солдату, вижу у него на груди крестик, спрашиваю:

 — Тебя покропить?

 — Не надо.

 — Что это у тебя на груди?

 — Крестик.

 — Так ты крещеный?

 — Да.

 — Ты в Бога веруешь?

 — Да, — говорит он.

 — Давай покроплю тебя святой водой? — спрашиваю его снова.

 — Нет, — слышу я в ответ, а парень по сторонам озирается, видимо, боится, как бы его не засмеяли. Печально было смотреть на него. В эту минуту мне вспомнился солдат, о котором много писали, — воин Евгений, который попал в плен к боевикам на Кавказе. Ему предлагали отречься от Православной веры и снять нательный крестик, взамен обещали оставить жизнь, а он предпочел умереть. Какие разные бывают люди, и как по-разному носят крест.

Еще один интересный случай произошел со мной. Прохожу по лагерю вечером, еще светло, весь народ на улице. У всех хорошее настроение. Ко мне обращается подполковник из резервистов:

— Я, — говорит он, — в Бога не верую, Бога нет.

В доказательство существования Бога я спросил его о том, откуда у человека появилась нравственность? Ведь известно всем, что нравственность не поддается эволюции, и у обезьяны не могла ни с того ни с сего появиться совесть.

— Это природа наделила человека нравственностью, — торжествующе сказал он. Тогда я его спросил:

— А ты считаешь, что природа обладает интеллектом, если она разумно вложила в человека эти высокие качества.

— Конечно, — ответил он.

— Так ты веруешь в Бога?! Только называешь его другим именем.

Пока мы дискутировали, вокруг незаметно собралось внушительное количество народа. И все вдруг поняли, что так оно и есть. Подполковник смутился, но позиции не изменил. Наверное, посчитал, что если бы допустил при всех, что Бог есть, то был бы опозорен. Подобных разговоров было много. И несогласных было много.

Во время погрузки и разгрузки техники на железнодорожные платформы и во время движения эшелона приходилось спонтанно проводить беседы с небольшими подразделениями. Особенно при погрузке, когда ночью возникла заминка с жилыми вагонами - их долго не подавали. Отдыхать было негде, а на улице шел дождь, многие разошлись по товарным вагонам и по машинам, приходилось просто проводить беседы, чтобы хоть как-то занять людей.

По прибытии на полигон погода изменилась: похолодало, пошли дожди. Мне пришлось поселиться с солдатами в землянке. Так как я рядом с солдатами ложился спать и просыпался, умывался, принимал пищу, мое место в полку стало более стабильным, насмешек стало меньше. А когда совместно с замполитом полка мы стали проводить беседы по подразделениям (он о политической обстановке в мире, а я о духовной), то все как-то встало на свои места. Незаметно, как мне показалось, я стал своим. Сблизился со многими, познакомился с интересными людьми и даже приобрел хороших друзей.

При храме организовался небольшой приход из 10-12 постоянных прихожан, которые по воскресениям исповедовались и причащались святых Христовых Таин. Однажды в воскресный день совершил Литургию как положено по  церковному уставу. Одному, конечно, сложно совершать службу, тем более у меня нет особых вокальных дарований. В подобных условиях нужен певчий или псаломщик.

Одним словом, для успешного служения в армии священнику необходимо обладать многими профессиональными качествами, серьезно готовиться к беседам, учитывать всякие трудности. А главное - быть, как ученики Иисуса Христа, пылким проповедником.

Не хотелось бы, чтобы мой рассказ выглядел как похвала самому себе, я всего лишь поведал о том, что мне показалось важным. Конечно, у меня не все было гладко, были ошибки и искушения. Но я благодарен Господу Богу за то, что мне довелось хотя бы отдаленно почувствовать, что такое апостольcкое служение.

Протоиерей Александр Данилов, председатель епархиального отдела по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными учреждениями, настоятель храма Рождества Богородицы г. Уфы.