Хабибуллин Роман, прот. Доклад на Табынских образовательных чтениях - 2011

Ваше Высокопреосвященство, Ваше преосвященство, всечестные отцы, уважаемые гости чтений, братья и сестры!

В первый день попразднества Введения во храм трехлетней Отроковицы – Марии мы с вами стоим на пороге введения в школах с 2012 года в качестве обязательного курса «ОРКСЭ», в рамках которого родители могут выбирать для обучения своих детей 4 и 5 классов предметы: «Основы православной культуры», «Основы исламской культуры», «Основы иудейской культуры», «Основы буддийской культуры», «Основы мировых религиозных культур» и «Основы светской этики». 

Это символично и по совпадению событий, и по их сути. Введение этого предмета означает то, что будущее нашей страны государство не видит без религии, как важнейшего источника нравственности и религиозных организаций, как хранителей  нравственных ценностей.

И это - тоже итоги апробации курса.

Предысторию грядущего события в своем докладе изложил наш владыка Никон. Можно добавить, что был также создан и напряженно работал Межведомственный координационный совет при Министерстве образования и науки Российской Федерации. В него  вошли представители всех традиционных религиозных конфессий, педагоги, представители Российской академии образования, Министерства образования и науки Российской Федерации. Все они были движимы единой целью – сделать всё для того, чтобы дети получили необходимый на этом этапе объем знаний и смогли развиваться далее в этом направлении.

Важно отметить, что предмет ОПК не является вероучительным, это не «Закон Божий», предполагающий и включающим в себя обучение религиозной практике и саму религиозную практику. Предмет ОПК, как и ОИК и др.  не ставит перед собой задачу сделать человека верующим. Эта задача стоит перед Церковью и перед семьей. Школа должна научить человека ценить свою религиозную культурную традицию. Поэтому предмет, который будет введен в школах, пока только в 4–5 классах, – это предмет светский культурологический.

О  содержании вводимого курса, об организации его введения будет идти речь в докладах  Гиматовой Альбины Альбертовны, ведущего специалиста-эксперта Отдела общего образования Министерства образования Республики Башкортостан и Мазитова Рамиля Гиниятовича, ректора Института развития образования Республики Башкортостан.

Собственно же по поводу итогов апробации 7 ноября в Москве прошло Всероссийское совещание по итогам апробации курса «Основы религиозных культур и светской этики». Тогда же состоялось заседание Общественного совета при Министерстве образования и науки Российской Федерации. Основной вопрос повестки дня был посвящен ходу эксперимента. В заседании Общественного совета приняли участие представители религиозных конфессий и представители Минобрнауки России.

Не имея на руках самих текстов этих документов, нам приходится довольствоваться комментариями в прессе. При том, что есть некоторое разногласие в цифрах, но общая картина следующая. В 2010-2011 учебном году апробация комплексного учебного курса осуществлялась в 21 субъекте РФ. К 19 регионам, начавшим эксперимент в 2009 году, присоединились еще два участника: Республика Марий Эл и Ярославская область. К изучению курса ОРКиСЭ приступили 242 902 обучающихся четвертого класса в 9980 общеобразовательных учреждениях Российской Федерации. (Есть, правда, публикация, что статс-секретарь - заместитель Министра образования и науки Российской Федерации Игорь Реморенко приводил цифру - 480 тыс. школьников в тех же 9980 школах). 

Наиболее востребованным оказался модуль «Основы светской этики», его выбрали для изучения своими детьми 42% родителей, 30% - «Основы православной культуры», 18% - «Основы мировых религиозных культур», 9% - «Основы исламской культуры». 1%  изучает «Основы буддийской культуры» и  менее 1% - «Основы иудейской культуры». Т.е., примерно 41 %  родителей признали, традиционная для их народа концессия, религия является для них  важнейшим источником нравственности.

При  этом неизвестно, какие были бы цифры и их соотношение, если бы на местах проведения апробации не было нарушений.  Как заявил председатель Комиссии по межнациональным отношениям и свободе совести Николай Сванидзе «каждый пятый (21%) участник проведенного ими опроса заявил, что ему не была предоставлена возможность выбрать тот или иной предмет курса. Каждый второй (53%) участник опроса сказал, что все дети в классе, где учится его ребенок, изучают один и тот же предмет. Архиепископ Ставропольский и Владикавказский Феофан подтвердил это примером: все школы в Ставропольском первоначально провели голосование большинством (!) выбрали изучении светской этики. И это при том, что ранее только за изучение православного модуля в регионе высказались 25,9%

Дети 4 и 5 классов изучали и будут пока изучать предмет 34 часа, по 17 в каждом классе. Можно ли за 34 часа в 4-м или 5-м классе ребенка не научить нравственности,  воспитать его?  И, кроме того, 4 класс – это рано или уже поздно? Косвенно, тема второго вопроса была затронута в сообщении в СМИ, данным  «Институтом развития образования» Свердловской области. В нем было отмечено, что введение курса ОРКСЭ «несомненно, имеет определенные положительные результаты – это и повышение нравственности в поведении учащихся, и усиление интереса к истории своей страны, и расширение кругозора ребят. Но параллельно выявились, что «в частности, дети оказались психологически не готовы к открытому обсуждению предлагаемых тем и вопросов, а учебные пособия не соответствовали их возрастным особенностям. При этом правила и нормы этического поведения, декларируемые курсом, часто отличались от реальных норм жизни современной семьи, что также представило сложность для школьников», – пояснили специалисты.

Противники введения курса скажут: вот, видите, надо подождать, надо дать детям самим сделать свой духовно-нравственный выбор в 18 лет. Однако в нашей современной российской ситуации, если мы, уже упустив одно поколение детей, дадим теперь их детям выбирать что такое добро, а что - зло в 18, то может статься, что они будут уже выбирать не между добром и злом, а между: «тварь я дрожащая» и « или право имею».  Приведенный факт как раз и говорит о том, что дети растут в стороне от нравственных норм, в какой-то дикости, раз темы, обсуждаемые на уроках, вызывают у них «культурный шок». Надо как раз таки еще  раньше начинать приобщение детей к нравственной культуре. Когда? В празднике Введения можем найти подсказку – в идеале в три года, в возрасте, когда Дева Мария вошла в храм Божий.

Святейший Патриарх на последних Рождественских Чтениях в Москве говорил, что «нужно создать непрерывную систему православного нравственного религиозного воспитания. А непрерывность этой системы состоит в том, что дети должны воспитываться в нравственных категориях не с 4-го класса, а может быть с детского сада и даже раньше».

По поводу перспектив продолжительности курса Министр образования и науки Андрей Фурсенко сообщил общественному совету, что в случае развития курса ОРКСЭ учебный план может не ограничиться 34 часами: «То, что стоит на кону, ценнее, чем дополнительные 15–20 уроков».

Также РПЦ и другие религиозные организации  предложили, и это принято педагогическим сообществом, чтобы для начала были созданы некие опорные «очаги роста» для начальной, средней и старшей школы. Полагается, что такими «очагами роста» должны быть в младшей школе – 4-й класс, в средней – 7-й, в старшей – 10-й для того, чтобы на каждом возрастном уровне закрепить то, что человек начинает постигать в 4–5-м классах.

Возвращаясь к ситуации, описанной выше, можно сказать, что есть надежда, что дети, обсуждая дома темы, пройденные в школе, делая вместе с родителями домашние задания, будут способствовать пробуждению  у них интереса к идеалам высокой нравственности и религии.

Как отметил в своем докладе владыка Никон, Церковь считает, что «исключительно важно, чтобы изучаемая ребенком религиозная культура предстала перед ним в качестве ресурса развития личности учащегося, а не только в роли объекта внешнего наблюдения и анализа (как, например, при изучении истории религий, «мировых религиозных культур»). Поэтому хорошо бы, чтобы преподавали «Основы православной культуры» люди прошедшие аттестацию не только на соответствующих курсах, но и у Церкви». Однако, фактически конфессии, в том числе Русская Православная Церковь, не были приглашены для участия в работе с педагогами-тьюторами, которые затем продолжили и будут в течение ближайших двух лет продолжать подготовку учителей в регионах.

И это не случайность. Как утверждают в своей статье в журнале «Педагогика» Председатель Отдела религиозного образования и катехизации Русской Православной Церкви епископ Зарайский Меркурий и профессор Смоленского государственного университета Т.П. Довгий, это – «установка руководства Академии повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования. Руководство Академии  стремилось «отстраниться от конфессий» и подготовить педагогов, способных преподавать все предметы курса вне зависимости от конфессий – с единой «светской», иначе говоря, атеистической мировоззренческой позиции». Именно по этой причине Отдел религиозного образования и катехизации Московского Патриархата со вынужден был не рекомендовал для школьных педагогов книгу «Основы православной культуры», подготовленную Академией.

Церкви еще предстоит вести переговоры с руководством Академии о заключении соглашения, в рамках которого должны быть обозначены конкретные формы ее участия в подготовке педагогических кадров. Без такого соглашения, обеспечивающего участие Церкви в этом деле, не может быть и настоящих учителей православной культуры, равно как и других конфессиональных предметов.

В то же время, все стороны согласны, что  педагог должен подбираться не религиозному принципу, а по принципу профессионализма, насколько он убедителен и насколько он любит тот предмет, о котором говорит детям. Ведь мы слышали об обратных примерах, когда ненавидеть литературу ребенка научила преподаватель по литературе. Очень опасно, также отметил епископ Меркурий, «когда неофит, духовно неокрепший человек, имеющий религиозные знания, но не имеющий опыта религиозной жизни, не имеющий духовного наставника и духовной рассудительности, начинает учить детей, это еще хуже, чем атеист будет приходить и говорить детям обратное.. Не надо учить педагога делать свое дело, он это знает как профессионал, но напитать его духовным содержанием, дать ему религиозную базу – это наша святая задача».

Продолжая эту, владыка Меркурий сообщил  обнадеживающий факт: « в диалоге с Минобрнауки РФ мы добились понимания того, что говорить о религии может только тот, кто эту религию знает. И поэтому предложили следующее: разрабатывать учебно-методический комплекс внутри религиозной конфессии с последующим обсуждением на межведомственном координационном совете апробации, чтобы доработать то, что необходимо, в согласовании с нашими коллегами – в соответствии с возрастом ребенка, его психологией и другими предметами, которые он изучает в школе. И эти предложения приняты».

На заседании правительственной Комиссии по вопросам религиозных объединений, обсуждая итоги апробации,  вице-премьер  Жуков отметил,  что следует уделить особое внимание подготовке самих преподавателей. По его словам, 72 часов, которые отводятся на это, недостаточно. С другой стороны, опыт Калининградской области, где преподаватели проходят курс из 500 часов, избыточен.

Сами педагоги, участвовавших в эксперименте согласны в мнении, что данный курс очень своевременен и жизненно необходим современной России, но необходимо будет перестраивать систему работы образовательных учреждений по духовно-нравственному воспитанию молодежи. По словам сотрудников «Института регионального образования», новый учитель должен быть специалистом-человековедом, а для этого надо владеть современными педагогическими технологиями, в том числе тьюторскими, уметь по-новому организовывать образовательное пространство, налаживать тесное сотрудничество с родителями, общественными организациями.

Как это записано в Программе духовно-нравственного развития и воспитания обучающихся на ступени начального общего образования  ФГОС, изучение  ребенком религиозной культуры должно обеспечить приобщение к ценностям семьи, своей этнической, конфессиональной… среды». Но должен ли он изучать религиозные культуры других религий? Пока, как это заявлялось на заседании общественного совета, детям предлагается узнавать об «остальных» религиях во время экскурсий, праздников, а также в заключительные пять часов курса. Этот последний блок называется «духовные традиции многонационального народа России». Но поднятый вопрос нашел отклик у членов Координационного совета и станет  темой для обсуждений. 

По оценке специалистов, апробация курса в целом прошла успешно. Курс направлен на воспитание терпимости и толерантности, уважительного отношения к людям с другим жизненным укладом. По мнению Министра образования и науки Андрея Фурсенко, "курс дал позитив, поскольку и родители начали с детьми более серьёзно обсуждать эти вопросы, и взаимодействие различных конфессий в ходе нашей работы стало более открытым, как в центре, так и в регионах-участниках апробации". Министр подчеркнул, что все идеи, которые высказываются членами Общественного совета, идут в развитие и совершенствование курса.

Как подчеркнул Президент РФ Д. А. Медведев: «Мы не раскололи классы, как это иногда нам пытались внушить … нигде этого не произошло. Это означает, что мы приняли данное решение сбалансировано и создали нормальные основы для того, чтобы развивать этот курс». 

Дети, которые пошли заниматься Основами исламской культуры или Основами православной культуры, оказались мудрее тех, кто пророчил новый раскол общества. Разделение класса оказалось не большее, чем когда один класс делят на две группы для изучения разных иностранных языков.

Подведенные итоги показывают нам и достижения и проблемы, и подсказывают нам способы их решения. Главное достижение – это то, что государство, общество: школа и церковь и др. религиозные организации объединились одной важнейшей целью – нравственным воспитанием детей, находят общий язык и понимание, встали на почву социально партнерства. Нам же, надо каждому осознать свое место и позицию в этом общем деле. Место это – это роль заказчика образования, позиция – активная. Надо всем активно влиять на выбор предмета из предлагаемого перечня, при необходимости настаивать на своем праве выбирать предмет из курса, следить за качеством преподавания, помогать детям в освоении изучаемых тем.

Со стороны же Уфимской епархии, если Министерство образования РБ решит воспользоваться примером сотрудничества, как это было в других регионах, участвовавших в эксперименте, мы готовы к принять в этом активное участие. В епархии в течение 10 лет действовал ЦДО ПСТГУ, который закончили с дипломом бакалавра теологии 61 человек: 21 священнослужитель и 40 мирян. 5 получили диплом специалиста. В настоящее время действуют двухгодичные епархиальные богословские курсы, на которых обучаются около 100 человек на очном отделении и около 60 – на заочном. Из числа священнослужителей УЕ 46 имеют законченное высшее образование, еще 5 - высшее педагогическое. ??? – мирян, трудящихся в воскресных школах, имеют высшее педагогическое образование. В епархии создана серьезная учебно - методическая база: фундаментальная епархиальная библиотека насчитывает 10.000 томов. Мы готовы к сотрудничеству – решение за Минобразования РБ.