Прот. Димитрий Смирнов: "Пусть никто не надеется, что после смерти исчезнет"

В среду, 21 октября, в возрасте 69 лет в результате обострения хронического заболевания скончался протоиерей Димитрий Смирнов. Отпевание известного священника состоится в пятницу, 23 октября, в Храме Христа Спасителя, где отпевают только по благословению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

Умер протоиерей Димитрий Смирнов, согласно официальным заявлениям, не от последствий коронавируса, а от хронической болезни.

Скорее всего, так и есть. Болел отец Димитрий в самом начале мая. Хотя и тяжело, но быстро пришел в себя. Знаю это наверняка, поскольку лежал он в одном отделении с моим отцом (протоиерей Владислав Свешников). Однажды папа позвонил мне и попросил телефон отца Димитрия: поскольку ходить в гости из палаты в палату было запрещено, они устраивали сеансы телефонной связи. И договорились соревноваться, кто быстрее уйдет домой.

Выписали протоиерея Димитрия быстрее, чем моего отца. Казалось, он идет на поправку (да и моложе на 15 лет), но в августе пришла новость: Священный Синод освободил его от должности главы Комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства. Освободили по его просьбе – по состоянию здоровья.

Мы познакомились уже после его рукоположения. И я совсем не знала светлого "мальчика Митю", который учился в физико-математической школе, работал в цирке, снимался в кино и закончил институт с дипломом скульптора.

И – неожиданно для многих друзей – семинария, которую он закончил досрочно, за два года. Потом академия – за полтора. Что неудивительно при его уме и уже имевшемся образовании.
В 1980-х новоиспеченный иерей Димитрий отправился на первое место служения – в Алтуфьево. Это совпало с относительной свободой для проповеди христианства и веры: священников стали приглашать культурные центры. Они приезжали с удовольствием. Залы набивались под завязку – тысячи желающих услышать живое слово Божие, нуждающихся в духовной поддержке, ищущих ответы на вопросы.

Вопросы задавали самые разные. Чаще всего далекие от главных. Абсолютно незнакомые люди просили прямо со сцены благословить их поехать в отпуск, спрашивали, можно ли пойти постричь отросшие волосы, и куда лучше идти – замуж или в монастырь. Одни священники отвечали серьезно, другие, как отец Димитрий, отшучивались. Но его отношение к вопросам в этих шутках было очевидным: "Если есть сомнение, то только замуж".

Помню еще один неоднократно задаваемый вопрос, важный в то время, поскольку новообращенные православные неожиданно решили, что паломнические поездки по святым местам – отличный вариант отпуска. Не имея права запретить эти "путешествия", он, отвечая, всегда предлагал самим выбрать, как лучше: "Вы в Москве живете? Вы здесь уже все святые места обошли, объехали? Ко всем мощам приложились, что вам нужно обязательно в монастырь?"

К сожалению, его шутливые, порой шутовские ответы понимали далеко не все.

Тогда он стал говорить жестче и прямее. Например, ему ничего не стоило назвать женщин, не состоящих в браке, "бесплатными проститутками". "Здрасьте! Да нет, ты просто бесплатно оказываешь услуги, и все, а так тебя никто за жену не считает", – известная его цитата, в которой при этом нет ни слова о таких же "мужьях". Или отец Димитрий мог запросто пошутить на проповеди: "Один другому: "Ты – скотина" – "Я не скотина, потому что ты скотина!" И никогда не сойдутся на том, что оба скоты".

Происходило это одновременно с тем, как протоиерей Димитрий Смирнов "набирал силу": в 1991 году он становится настоятелем храма святителя Митрофана Воронежского на Хуторской. Когда небольшой храм перестает вмещать всех прихожан, он открывает одну за другой еще семь церквей в Москве и Московской области. И в каждой его назначают настоятелем. Через десять лет новое назначение – председателем Синодального отдела по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными учреждениями.

Настоятельство – одно из самых сложных испытаний священника. Тем более для священника, никак не подготовленного предыдущей жизнью к этому служению, не знающего как справиться с бременем власти над сотнями искренне верящих тебе и (что еще сложнее) в тебя людей, готовых выполнить любое желание любимого батюшки и повинующихся всем твоим распоряжениям. Даже намерениям.

Чем дальше, тем чаще его "закамуфлированные" высказывания становились все более откровенными, одиозными, неприемлемыми. Неслучайно в православном мире ходила пущенная кем-то шутка, что в юности отец Димитрий был боксером, поэтому теперь и словом бьет наповал: "Жизнь атеиста бессмысленна. Последовательный атеист должен покончить самоубийством. Потому что нет смысла "жить, учиться и бороться", если после смерти только лопух вырастет".

Не выдерживая этой резкости и откровенных провокаций люди, долгие годы считавшие Смирнова своим духовным отцом, тихо уходили в другие храмы. Казалось, отец Димитрий ничего не замечает. На самом деле он очень переживал, но менять ситуацию и, в первую очередь, себя не стал. Возможно и правильно: меняться в возрасте крайне непросто. Еще и непонятно, в кого превратишься. Поэтому он продолжал сражаться с врагом рода человеческого до последней капли крови.

Два года назад 15 ноября произошло непостижимое. В возрасте 62 лет внезапно скончался величайший гитарист современности Иван Смирнов. Его называли "русский Джим Хендрикс". Иван был младшим братом протоиерея Димитрия. Семья переживала его уход очень тяжело.

Сам священник к этому времени был уже пять лет как освобожден по собственному желанию от "военной" обязанности и занимался защитой материнства и детства. В присущей ему манере: горячо, искренне и... непримиримо. Например, откровенно противостоял принятию "Закона о домашнем насилии".

В 2012 году протоиерея Димитрия Смирнова пригласил на свою передачу журналист, телеведущий Владимир Познер. В конце, по традиции, Владимир Владимирович провел блиц-опрос. Одним из вопросов было: "Оказавшись перед Богом, что вы ему скажете?" Священник среагировал в присущей ему манере:

- Я скажу: "А как там наш Владимир Владимирович Познер?"

Оба посмеялись, и ни один не вспомнил известную поговорку: "Хочешь насмешить Бога, расскажи ему о своих планах".

И не узнать теперь, что протоиерей Димитрий спросил у Бога первым делом. Возможно, о своей душе? В 2005 году в статье "О грехе и покаянии" он написал: "Думали ли мы когда-нибудь серьезно о том, что если мы умрем в среду, что мы будем делать в четверг? Оказывается, нет. Мы думаем о том, что будем делать здесь завтра или сегодня вечером, а о том, что нас ждет на том свете, мы не думаем. И пусть никто не надеется, что после того, как он умрет, он исчезнет — трава вырастет, и все. Нет, не все, душа бессмертна".

Протоиерей Димитрий умер в среду...