Из пасторов в пастыри Священник Игорь Зырянов о протестантизме и проповеди Православия

В 2009-м году известный российский протестантский пастор Игорь Зырянов перешёл в Православие вместе со своей общиной неопятидесятников. Сегодня отец Игорь — настоятель храма Святой Троицы посёлка Усть-Ордынский Иркутской области, благочинный Усть-Ордынского округа, директор епархиального центра «Путь к дому» во имя святителя Иоанна Златоуста. С отцом Игорем мы побеседовали о его открытиях в Православии, а также о том, как лучше говорить протестантам об истинной вере.

— Отче, на днях исполнилось четыре года с тех пор, как вы были рукоположены во иерея. Шесть лет назад вы стали православным. В нескольких словах скажите, что изменилось с тех пор, как вы были протестантом?

— Главное в том, что высокие мечты и чаяния, которые были у меня в прошлом, когда я был протестантом, сейчас реализовались. Я мечтал быть миссионером, хотел проповедовать Евангелие множеству людей. Теперь у меня появились огромные возможности для этого. Я могу трудиться для Бога в полную силу, с утра до вечера, насколько хватает сил. У протестантов есть доброе намерение, но нет силы для реального действия, которую нам даёт Господь через Таинства

— А какие препятствия к этому были в протестантском прошлом?

— В первую очередь — отсутствие полноты и благодати Божьей. У протестантов есть доброе намерение, но нет силы для реального действия, которую нам даёт Господь через Таинства. Например, у протестантов есть акт покаяния, но нет Таинства исповеди, благодаря которому грех человека врачуется, верующий освобождается от его власти. Но самое главное — у протестантов нет Таинства причастия, без которого внутреннее преображение почти невозможно.

Вторая причина, которая мешала нам охватить проповедью массы — это культурный барьер. Наша страна исторически православная и протестантская проповедь здесь воспринимается народом как нечто чуждое, как попытка вербовки. Говоря об Иисусе Христе, будучи протестантами, мы буквально бегали за людьми. Тратили на одного человека огромное количество времени, сил, какие-то проекты придумывали, программы. И нас всё равно воспринимали неадекватно.

Сейчас совсем наоборот. Люди жаждут общения с православным священником. Где бы ни был батюшка, куда бы он не шёл, всегда найдутся желающие поговорить с ним, обратится с вопросом, просьбой. Поэтому нам легко рассказывать о вере в Бога, привлекать людей в храм, реально помогать им. Что и делаем, с Его помощью.

— Отец Игорь, а что в Православии оказалось не таким, как ожидалось?

— Никаких разочарований я не испытал. Всё оказалось именно таким, как я представлял себе в начале пути. И более того — многие аспекты видятся мне теперь более глубокими и серьёзными, чем когда-то я думал. Особенно моменты, которые касаются молитвы, поста, личного благочестия человека. Мне очень запомнилось то время, когда я только начал читать утреннее и вечернее правило. Молился с особым удовольствием, удивляла содержательность и духовная полнота молитв. В этот процесс до сих пор погружаюсь, как в океан. Сейчас читаю, что писали Святые отцы об Иисусовой молитве. Крайне интересно.

— Когда вы приняли Православие, не были уверены, что вам уготовано служение священника?

— Признаюсь, что я думал об этом. Но это было не критично. Поняв, что истина именно в Православии, я был внутренне готов стать обычным прихожанином. Мне важно было быть в Церкви Христовой, не важно, кем. Казалось, всё идёт к тому, что буду просто верующим. А потом мне и ещё двоим нашим братьям — бывшим протестантам, предложили принять священнический сан.

Полагаю, это важный момент, о котором стоит знать протестантам, думающим о переходе в Православие. Активным служителям, которые привыкли проповедовать, заботится о людях, обязательно найдётся служение в Православной Церкви, такая возможность есть. Жатвы много… Но в тоже время, бывший протестант должен быть внутренне готов стать обычным воцерковлённым мирянином. На всё Божья воля. Чем дольше я православный, тем больше вижу испорченность своей натуры. Но это знание даёт мне повод ещё больше смиряться пред Богом

— Отец Игорь, что неожиданного вы открыли в себе, когда стали православным?

— Когда я был протестантом, я был уверен, что свят. Я просто исповедовал те грехи, которые совершал, и шёл дальше – вёл так называемую жизнь в победе. Когда стал православным, увидел своё настоящее лицо. Понял, что я лицемерный, гордый, лукавый, тщеславный и прочее... Это, конечно, разочаровало и в себе, и в протестантизме, как учении. В Православии же я обрёл серьёзное подспорье, помощь от Бога в избавлении от моих грехов — через Таинства исповеди и причастия. Чем дольше я православный, тем больше вижу испорченность своей натуры. Но это знание даёт мне повод ещё больше смиряться пред Богом, искать Его лица и стараться меняться.

— Батюшка, статья в православных СМИ о переходе вашей общины в Русскую Православную Церковь вызвала широкое обсуждение. Даже светские СМИ выдали новость о вас. В чём была цель этой публикации?

— Я обнародовал историю нашего перехода вовсе не из жажды славы. Дело в том, что до того, как стать православным, я возглавлял межденоминационную миссию «Каждый народ», которая занималась проповедью Евангелия коренным народам Сибири и Дальнего Востока. В этой миссии было множество помощников из протестантских общин в России, Белоруссии, Украине, Казахстане. Нужно было объяснить всем, кто меня знал лично и заочно, причины моего шага и причины того, почему я не могу продолжать служение.

Так появилась история о нашем переходе. К слову, рассказ до сих пор актуален, его читают многие протестанты, которые потом пишут и звонят. Большинство из тех, кто задаёт вопросы о Православии — граждане России и Украины, но есть среди них протестанты, желающие принять Православие, из Европы, Израиля и США. Писем много, не на все даже удаётся отвечать.

— По благословению митрополита Иркутского и Ангарского Вадима в вашей епархии организован консультационно-информационный центр «Путь домой» во имя святителя Иоанна Златоуста. Благодаря центру уже около двухсот протестантов приняли Православие…

— Не могу сказать, что эти 200 человек — целиком и полностью плод служения нашего центра. Для того, чтобы человек обрёл истинную веру, нужно множество условий, которые, в первую очередь создаёт сам Господь. Малая часть этой работы, по Божьей благодати — наша.

К нам в центр обращаются многие протестанты, в основном служители. Есть те, кто хочет встретиться и поговорить тайно. Мы идём на общение, отвечаем на вопросы, рассказываем о своём опыте. Всего в Иркутской области сегодня трудятся шестеро священников — выходцев из протестантизма

Кстати, сейчас у нас два бывших пастора харизматических движений помогают в алтаре нашего храма. А всего в Иркутской области сегодня трудятся шестеро священников (вместе со мной) — выходцев из протестантизма.

Надо сказать, что поток людей, переходящих в Православие, может быть и больше. Мы видим, как за рубежом люди переходят целыми общинами в Православие, у нас же этого массового исхода пока не наблюдается.

— В чём же причина?

— Причин несколько. Часто священники, которые переводят протестантов в Православие, торопятся. Они относятся к протестантизму, как к вражескому движению, стараются резко выдернуть оттуда человека. Это не всегда полезно. К примеру, если о Православии задумывается пастор, вся община может стать православной. Но священник, к которому обратился лидер, убеждает последнего быстро принять Православие. Пастор следует совету, становится православным и… утрачивает авторитет среди прихожан, которые ничего не успели понять. Лидера изгоняют из собрания, а община получает прививку от Православия.

В нашем случае, слава Богу, такого не случилось. Отец Вячеслав Пушкарёв, руководитель миссионерского отдела Иркутской епархии, начав общаться с нами, никуда не спешил. Он приезжал к нам в собрание с лекциями, позволил всей общине понять Православие, буквально пропитаться им. Поэтому мы смогли приложиться к Русской Православной Церкви все, никого не потеряли.

Служителям, которые занимаются миссионерской деятельностью в протестантской среде, нужно контактировать с открытыми к общению пасторами. Стоит рассказывать им о вере, советовать святоотеческую литературу. В этом случае у всей общины будет возможность понять красоту Православия, узнать о том, что есть Церковь. Думаю, после этого большинство членов собрания примет Православие. Иного выхода у протестанта, который искренне ищет Бога, просто не будет. Узнав факты о Православной Церкви, о Таинствах, об апостольской преемственности, человек не сможет оставаться протестантом.

— А как насчёт диспутов с протестантами, которые одно время были распространены?

— Я думаю, такой формат работы несостоятелен. Допустим, на публичном диспуте мы выигрываем, а протестантский лидер проигрывает. Он унижен и обижен, и вряд ли он станет православным. Если у меня не хватило знаний и аргументов, и я проиграл диспут, значит, я опозорил Православие. В обоих случаях мы потерпели фиаско. Мы стремимся руководствоваться словами святителя Григория Богослова: «Мы домогаемся не победы, а возвращения братьев, разлука с которыми терзает нас»

Мы в своей работе стремимся руководствоваться словами святителя Григория Богослова: «Мы домогаемся не победы, а возвращения братьев, разлука с которыми терзает нас».

Пока сердца православных людей на самом деле не будет терзать разлука с протестантами, служение им не будет успешно.

Если речь идёт о личных отношениях с протестантами, православным нужно отказаться от агрессивной полемики. Стоит мягко говорить о своём духовном опыте, делиться переживаниями. Просто, искренне показывая, что в Православии есть нечто, что может помочь собрату — благодать Божия, которой почти совсем нет в протестантских сообществах.

Какие вопросы задают протестанты, которые обращаются к вам?

— В первую очередь те, что лежат на поверхности. Этот набор известен — вопросы об иконах, о почитании мощей и святых. Но на самом деле неважно, с какими вопросами они к нам идут. Отвечать на вопросы надо, но главное, нужно доносить до протестантов понимание того, что такое истинная Церковь — единая, святая, соборная и апостольская. Это самое важное. Мы с сожалением наблюдаем, что есть люди, которые перешли в Православие, но стали номинальными христианами. Так случилось потому, что они не решили для себя, что есть Церковь.

Не секрет, что в храме можно встретить проблемы, искушения и трудности, негативное поведение прихожан. Но если у человека есть фундамент, — осознание того, что Церковь — корабль спасения, капитаном которого является сам Иисус Христос, — столкнувшись с проблемами в храме, он не уйдёт. Слава Богу за то, что я попал на этот корабль, что Господь наш Иисус Христос буквально втащил меня туда. И мне больше не нужно переплывать море на утлой лодочке протестантизма. И мне всё равно, прогнила ли небольшая доска на корабле, надорван ли краешек паруса, самое главное – Кто капитан. Если это понимаешь, ты защищён от искушений и проблем. А вот если нет этого понимания, всё остальное — красота Православия, аскетика, освобождение от страстей, молитва, благолепие богослужения и сила Причастия не могут удержать человека в храме.

Есть и обратные примеры, когда человек понимает, в чём ценность православной веры и не обращает внимание на проблемы.

Женщина-баптистка в третьем поколении задумалась о Православии, пришла в храм и обратилась к бабушке в свечной лавке. Говорит, мол, хочу поговорить со священником. Бабушка говорит: «А ты вообще крещёная?» Та отвечает, что нет. Бабушка женщину отругала, сообщила, что батюшка с ней в таком случае вообще разговаривать не будет. Женщина не остановилась на одной попытке, написала нам в центр. В итоге встретилась со священником, уже в другом храме. И это не единичный случай, к сожалению. Были случаи, когда протестанты были уже готовы принять Православие, подходили к батюшкам, просили помощи. В одном случае священник нагрубил человеку, в другом — отсылал его…к епископу. Радует, что эти протестанты всё же не оставили попыток и всё равно стали православными. Возможно, такое отношение было испытанием твёрдости их намерения. Но совсем не значит, что те действия представителей Православия, о которых я говорил выше — правильные.

— Вы немного предварили вопрос о том, что нужно делать Православной Церкви, чтобы туда пошли протестанты.

— Пожалуй, ничего не нужно менять, всё, по сути, у нас есть. На те вопросы, что есть у протестантов, у Православной Церкви есть полноценные, ясные и глубокие ответы. Вопрос лишь в добром отношении к протестантам и в осведомлённости тех людей, кто принимает протестантов, увидеть проблемы, с которой пришёл протестант.

Может быть, стоит сделать самую малость — организовать больше центров, подобных нашему. Мы уже делились опытом в Томской епархии, готовы приехать и в другие регионы, если пригласят.